Наука Технологии
IUGAROV.COM - Публикации

| Главная | | Новости | | Публикации | | Литература | | Авторские разработки | | Проекты | | Отзывы | | Сотрудничество | | Услуги | | Обратная связь | | Ссылки | | Файлы | | Форум "Биоинформатика" | | Чат | | Карта сервера | | Рассылка | | Гостевая книга|

Поставить закладку | Сделать стартовой

ПРОБЛЕМЫ КЛАССИФИКАЦИИ НАСЛЕДСТВЕННЫХ ПОЛИНЕЙРОПАТИЙ

Дадали Е.Л., Угаров И.В., Шаркова И.В., Кириленко Н. Б.

Кафедра генетики МБФ Российского государственного медицинского университета (зав.- акад. РАМН, профессор В.И. Иванов) (095)433-71-40

АННОТАЦИЯ

Обсуждаются проблемы, возникающие при создании классификации наследственных болезней нервной системы. На примере наследственных полинейропатий рассматриваются эволюционные этапы их систематики. Представлена современная классификация наследственных полинейропатий и высказаны предположения о характере ее формирования.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: полинейропатии, НМСН, НСВН, классификация, систематика

Последние годы охарактеризовались уникальным прорывом в изучении природы значительного числа наследственных болезней нервной системы [4, 6]. Этому, прежде всего, способствовали успехи молекулярной генетики, позволившие уточнить этиопатогенетические механизмы большого числа нозологических форм этой группы заболеваний. Определение локализации генов и расшифровка типов их патологических мутаций позволили не только проводить точную диагностику отдельных генетических вариантов и осуществлять их эффективную профилактику, но и совершенствовать систематику различных групп наследственных заболеваний нервной системы [5]. Создание классификационной структуры наследственной неврологической патологии одна из наиболее сложных задач современной нейрогенетики. Анализ литературных данных и собственный многолетний опыт работы свидетельствуют о том, что наибольшие трудности возникают при создании классификации нервно- мышечных заболеваний. Прежде всего, это касается наследственных полинейропатий (НП) - группы наиболее распространенных наследственных заболеваний нервной системы, основные клинические проявления которых обусловлены поражением осевых цилиндров или миелиновой оболочки периферических нервов. В настоящее время выделяют две основные подгруппы НП - моторно-сенсорные нейропатии (НМСН) и сенсорные или сенсорно- вегетативные нейропатии (НСВН). Это деление проведено на основании различий в клинических проявлениях заболеваний, возникающих при преимущественном поражении двигательных или чувствительных и вегетативных волокон периферических нервов. При НМСН ведущими клиническими симптомами являются слабость и атрофии мышц дистальных отделов рук и ног, в то время как при НСВН поражение периферических нервов проявляется выраженными расстройствами чувствительности, стреляющими болями, трофическими нарушениями, возникновением язв и мутиляций в сочетании с вегетативными нарушениями : гипо- или ангидрозом, нарушением сердечного ритма, лабильностью артериального давления и другими [5].

Первое описание НМСН было сделано французскими невропатологами Шарко и Мари в 1886 г., в статье «Относительно специфической формы прогрессирующей мышечной атрофии, часто семейной, начинающейся с поражения ступней и ног, и поздним поражением рук» [15]. Одновременно с ними заболевание описал Говард Тус в диссертации «Перонеальный тип прогрессирующей мышечной атрофии», который впервые сделал правильное предположение о связи заболевания с дефектами в периферических нервах [36].

Последующие 80 лет, прошедшие с момента первого описания невральных амиотрофий можно назвать клиническим этапом их изучения. В этот период описано множество нозологических вариантов НП, характеризующихся изолированным поражением периферических нервов или их сочетанием с патологией других органов и систем. При создании классификации невральных амиотрофий в этот период времени отчетливо проявились две концепции систематики наследственных заболеваний – унитарная и плюралистическая. Сторонники унитарной концепции рассматривали все заболевания нервной системы исключительно в рамках клинического континуума наследственной слабости нервной системы и каждый клинический вариант трактовали как поражение отдельных его уровней. В противоположность этому, сторонники плюралистической концепции представляли каждый описанный в литературе вариант заболеваний, протекающий с минимальными отличиями в клинической симптоматике, как отдельную нозологическую форму. Предлагаемые в это время классификации невральных амиотрофий, созданные сторонниками плюралистической концепции, включали множество отдельных клинических вариантов, нозологическая самостоятельность которых не всегда получала убедительного подтверждения. В противоположность этому, в классификациях сторонников унитарной концепции отмечалось изобилие переходных форм между невральными амиотрофиями и другими вариантами наследственных болезней нервной системы (например, выделялись переходные формы между невральной амиотрофией и атаксией Фридрейха или невральной амиотрофией и спастической параплегией Штрюмпеля).

Наибольшее распространение среди отечественных невропатологов получила классификация невральных амиотрофий, предложенная в 1982 году Л. О. Бадаляном и Г.Н. Дунаевской, в основу которой был положен принцип синдромологической систематизации [1]. Идеология этой классификации наиболее близка к плюралистическому подходу в систематике невральных амиотрофий. Выделялись две большие группы полинейропатий – идиопатические и сочетанные («полинейропатии плюс»). Идиопатические полинейропатии, в свою очередь делились на 6 групп в зависимости от возраста манифестации на врожденные, раннедетские, детские, юношеские, поздние и формы, начинающиеся в различных возрастах, а сочетанные на 5 групп в зависимости от характера структур нервной системы, вовлеченных в патологический процесс. Сыграв в свое время заметную роль в систематизации невральных амиотрофий, в настоящее время эта классификация имеет лишь исторический интерес, так как ряд нозологических вариантов, указанных в этой классификации перестал существовать в качестве отдельных нозологических форм (например, синдром Русси-Леви, невральные амиотрофии Бернгарта и Сейтельберга), а часть из них – отнесена к другим группам наследственных болезней нервной системы (например, болезнь Мачадо-Джозефа включена в группу спино-церебеллярных атаксий, а болезнь Рефсума в группу болезней обмена). Следующий, электрофизиологический этап создания классификации НП, начавшийся с 60-х годов двадцатого столетия, получил наибольшее развитие на основе совершенствования техники электронейромиографического и морфологического исследования нервной системы. Использование этих методов позволило Dyck и Lambert выделить 2 типа НМСН, отличающихся показателями скоростей проведения импульса (СПИ) по периферическим нервам и характеру их морфологических изменений [17]. Первый вариант, обозначенный как демиелинизирующий или гипертрофический (НМСН1) характеризовался снижением СПИ по срединному нерву менее 38 м/с и наличием в биоптате луковицеподобных структур, представленных утолщением миелиновой оболочки периферического нерва. Второй, так называемый, аксональный вариант (НМСН2) характеризовался нормальной или несколько сниженной скоростью проведения по срединному нерву и признаками дегенерации аксонов, с минимальными проявлениями сегментарной демиелинизации. Выделение демиелинизирующих и аксональных вариантов НМСН наряду с выявлением их генетической гетрогенности дало новый толчок к совершенствованию классификации этой группы заболеваний. Помимо двух вариантов заболеваний, выделяемых на основании электромиографических критериев, Dyck в 1975 году предложено выделять еще пять типов НМСН [18]. Третий тип обозначался как болезнь Дежерина-Сотта, четвертый тип болезнь Рефсума, 5 тип характеризовался сочетанием признаков НМСН со спастической параплегией, 6 тип - с атрофией зрительных нервов, а 7 – с пигментным ретинитом.

В начале 80-х 20-го века начался новый молекулярно-генетический период в исследовании болезни Шарко-Мари-Туса. В 1982 году на основании исследований, был выявлен первый локус аутосомно-доминантного варианта НМСН 1 типа на хромосоме 1 [12]. С этого момента практически ежегодно проводилось картирование генов различных вариантов НП и идентификация типов их патологических мутаций. Наибольших успехов удалось добиться при проведении молекулярно-генетических исследований группы демиелинизирующих полинейропатий. На данный момент в этой группе картировано 12 локусов, и идентифицировано 8 генов: PMP22, MPZ, EGR2, Cx32, MTMR2, PRX и NDRG1 и GDAPI. При НМСН 2 типа картировано 11 локусов, однако идентифицировано всего три гена. К настоящему времени картировано 6 локусов и идентифицировано четыре гена, ответственных за развитие НСВН с аутосомно-рецессивным типом наследования: SPTLC1, IKBKAP, NTRK1 и DHH. Приводим основные этиопатогенетические характеристики вариантов НП с идентифицированными генами.

Мутации в гене PMP22 (периферического белка миелина), локализованного в области хромосомы 17p11.2-2 приводят к развитию НМСН1А типа. Основным типом мутации является дупликация размером 1,5 м.п.н., увеличивающая количество копий гена до трех или четырех . Причиной возникновения такой дупликации является неравный кроссинговер, между высокогомологичными повторяющимися палиндромными последовательностями. В результате их неправильного спаривания и рекомбинации в мейозе возникают две хромосомы с перестройками: одна несет ШМТ1А-дупликацию, а другая - реципрокную к ней делецию [14, 32]. Наличие дупликации приводит к возникновению НМСН 1А типа, а делеция обуславливает возникновение нейропатии со склонностью к параличам от сдавления (НСПС). В единичных случаях возникновение НМСН 1А типа обусловлено точковыми мутациями в гене РМР22.

Мутации в гене MPZ (основного белка миелина) приводят к возникновению НМСН 1В типа [21, 22]. Данный ген картирован в области 1q22.1-23 и состоит из 6 экзонов. Основной тип мутаций - точковые, главным образом миссенс и сплайсинговые, нарушающие функции внеклеточного домена, играющего значительную роль в адгезии миелиновой оболочки. В редких случаях описаны микроделеции во втором экзоне гена. Продукт гена представляет собой интегральный мембранный протеин из семейства иммуноглобулин-подобных белков, которому принадлежит важная роль в процессе укладки отдельных слоев миелиновой оболочки.

Мутации в гене ЕGR2 (early grow response gene-2), картированного в области 10q21-22 приводят к развитию нескольких форм НП [28, 37]. Считается, что этот ген, экспрессируется в раннем эмбриогенезе и является транскрипционным фактором для, так называемых, поздних миелиновых генов. Показано, что нарушение функционирования этого гена, приводит к прекращению экспрессии структурных генов зрелого миелина, таких как МРZ и MBP (базовый миелиновый белок).

Ген NDRG1 (N-myc downstream-regulated gene 1) локализован в области 8q24-qter [26, 29]. Обнаружена единственная нонсенс мутация в 7 экзоне гена. NDRG1 имеет длину более 60 тысяч п.н. и включает 16 экзонов. Кодируемый геном белок содержит 394 аминокислотных остатка. Предполагается, что он играет важную роль в процессах роста и дифференциации клеток возможно, как сигнальный белок, являясь челноком между цитоплазмой и ядром. Наибольшая экспрессия белка отмечена в шванновских клетках периферических нервов. Возможно, что отсутствие этого белка приводит к нарушению взаимодействия аксонов и глии.

Ген Cх32 локализован в области Хq13.1, состоит из двух экзонов (из которых 1 экзон кодирует сигнальную последовательность, а экзон 2 с длиной в 852 п.н. кодирует белок) [19]. Основной тип мутаций - точковые (миссенс и нонсенс), которых в настоящее время идентифицировано более 240. В редких случаях выявляются делеции и инсерции. Продукт гена – белок коннексин-32 локализован в некомпактном миелине и является белком межклеточных контактов. Он состоит из 283 аминокислотных остатков и имеет 4 трансмембранных домена, 2 экстрацелллюлярных и 3 интрацеллюлярных петель. Шесть одинаковых белков олигомеризуются в мембране шванновской клетки, образуя коннексон. Два коннексона в прилежащих мембранах и формируют глиальный внутриклеточный канал. Транспортируемые через эти каналы низкомолекулярные соединения, обеспечивают трофику внутренних слоев миелиновой оболочки и аксона. При ряде мутаций в гене полностью выпадает функция белка, как в цитоплазме, так и на поверхности клетки. Таким образом, это заболевание можно отнести к болезням ионных каналов. На сегодняшний день это единственное заболевание, при котором нарушается функционирование глиальных каналов.

Ген, обозначаемый как MTMR2, локализован в области 11q23 содержит 18 экзонов [10]. Основные мутации - точковые: миссенс и нонсенс. Кодируемый геном белок MTMR2 относится к семейству миотубулярин-связанных белков. Предполагается, что уменьшение количества этого белка увеличивает синтез неизвестного субстрата, усиливающего пролиферацию шванновских клеток. Это, в свою очередь, приводит к утолщению миелиновой оболочки и образованию характерной для данного заболевания складчатости миелина.

Ген PRX локализован в области 9q23 и содержит 4 экзона [20]. Данный ген кодирует белок периаксин, специфически экспрессирующийся в шванновских клетках периферической нервной системы, функции которого окончательно не установлены.

Ген, обозначаемый как GDAP1 (гликопротеид индудированный дифференцирующий ассоциацию) локализован на хромосоме 8q21.1 и содержит 6 экзонов [9]. Описаны точковые миссенс и нонсенс мутации. Кодируемый геном белок относится к ганглиозидам и состоит из 358 аминокислотных остатков. Известно, что ганглиозиды являющиеся гликосфинголипидами, содержащими сиаловые кислоты, широко представлены в центральной и периферической нервной системе (особенно в шванновских клетках). Предполагается, что этот белок может участвовать в процессе сигнальной трансдукции при развитии нейрона.

Ген LMNA/C картирован в области 1q21.2-q21.3 [8]. Данный ген ламин а/с (LMNA/C) имеет размер около 24 тысяч п.н. и включает 12 экзонов. В результате альтернативного сплайсинга в области 10 экзона образуются две различные мРНК, кодирующие соответственно преламин и ламин С. Основной тип мутаций - миссенс-мутации, реже встречаются нонсенс-мутации. Кодируемые геном LMNA/С белки ламины А и С относятся к семейству белков, ассоциированных с ядерной ламиной, представляющей собой фиброзный слой на внутренней ядерной мембране, который служит каркасом для ядерной оболочки.

Ген NEFL расположен на хромосоме 8р21 и кодирует легкую цепь нейрофиламента. Он включает 4 экзона и имеет длину около 4,5 тысяч п.н. [27,31]. Обнаружены три точковых мутации, приводящие к однонуклеотидным заменам в 1 экзоне гена. Предполагается, что при нарушении структуры легкой цепи нейрофиламента возникает уменьшение диаметра аксона, с последующей его дегенерацией и снижение скорости аксонального транспорта.

Ген KIF1B расположен на хромосоме 1р35-р36 и кодирует белок кинезин 1В бета [11,38]. Ген включает 47 экзонов. В этом гене обнаружена единственная на данный момент миссенс мутация. Белок кинезин относится к суперсемейству белков, обеспечивающих транспорт митохондрий. Считается, что при дефекте в нем нарушается функционирование микротрубочек аксонов и транспорт предшественников синаптических везикул. Этот процесс может быть одним из возможных, но не единственным патогенетическим механизмом заболевания, так как в других известных семьях с наличием аналогичной формы заболевания мутации в гене кинезина не обнаружено.

Ген SPTLC1, приводящий к развитию НСН 1 типа локализован на хромосоме 9q22.1-22.3 [16,33]. Обнаружены три точковых миссенс мутации в 5 и 6 экзонах гена в австралийских и английских семьях. Продукт гена - субъединица 1 длинноцепочечной пальмитоилтрансферазы, являющейся ключевым ферментом в биосинтезе сфинголипидов.

Ген НСВН типа 4, обозначаемый как NTRK1 (ген нейротрофинового рецептора тирозинкиназы 1 типа) локализован в области 1q21-22 [30]. К настоящему времени у больных идентифицировано 11 точковых мутаций. В редких случаях причиной заболевания может быть однородительская дисомия 1 хромосомы.

Ген НСВН 3 типа (семейной дизавтономии Рейли-Дея), обозначаемый IKBKAP (ингибитор энхансера гена легкой цепи каппа-белка В-клеток) [13, 35]. Описано наличие точковых мутаций в сайтах сплайсинга гена. Продуцируемый геном белок относится к суперсемейству интерлейкинов и входит в состав протеинкиназного комплекса ассоциированных белков. Показано, что этот белок посредством двух различных доменов связывает различные структуры этого комплекса и регулирует функционирование трех различных киназ, участвующих в начальных стадиях процессов воспаления.

Ген DHH локализован в области 12q12-q13.1 и содержит три экзона. Кодируемый им продукт включает 397 аминокислотных остатков и относится к семейству сигнальных белков, играющих важную роль в регуляции морфогенеза.

Казалось бы, что после идентификации генов наконец-то появится возможность создания наиболее адекватной классификации, в основу которой будут положены генетические различия между выделяемыми нозологическими формами, и будет реализовано предположение выдающегося отечественного нейрогенетика С. Н. Давиденкова, о том, что классификация наследственных болезней нервной системы должна быть не «системой фенотипов, а системой генов» [2]. Однако, по мере увеличения наших представлений о этиологии значительного числа наследственных моторно-сенсорных полинейропатий оказалось, что сложности, возникающие при создании классификации этой группы, не исчезли. Оказалось, что ряд нозологических форм вовсе не является отдельными генетическими вариантами, а вызывается наличием идентичных мутаций в одном и том же гене. Так, было показано, что синдром Русси-Леви обусловлен дупликацией РМР22 гена, характерной для НМСН 1А, а клинические проявления синдрома Дежерина- Сотта возникают при мутациях в 4 генах: PMP22, MPZ, EGR2, NDRG [23, 25, 34, 37]. С другой стороны, варианты НМСН, рассматривающиеся в качестве единой нозологической формы подразделились на отдельные формы. К примеру, аутосомно-рецессивные НМСН 1 типа включают 6 генетических вариантов. В последнее время появились публикации, описывающие мутации в генах, приводящих к возникновению НМСН 1 типа, у пациентов НМСН с электромиографическими показателями 2 типа.

Таким образом, стало очевидно, что врачу-клиницисту, достаточно сложно ориентироваться в классификационной структуре, созданной только на основе различий в генетическом дефекте. Это привело к необходимости в значительной степени использовать предложенные ранее классификации наследственных нейропатий, модифицировав их с учетом современных молекулярно- генетических данных.

Так, в настоящее время остается выделение 2-х групп НП - НМСН и НСВН. В группе НМСН по-прежнему, выделяют - аксональный и демиелинизирующий варианты, которые включают, как изолированные, так и сочетанные нозологические формы, наследующиеся по аутосомно-доминантному, аутосомно- рецессивному и Х-сцепленному типам. В качестве основного критерия разграничения этих двух вариантов используется показатель СПИ в 38 м/сек. Однако, учитывая то обстоятельство, что в последние годы описаны семьи, у пораженных членов которых наблюдалась значительная вариабельность этого параметра (от 25 до 45 м/сек), предложено выделять промежуточный вариант НМСН. В настоящее время к нему отнесены три генетических варианта, однако, не исключено, что в него также войдет часть нозологических форм из группы демиелинизирующих и аксональных НМСН. Безусловно, предлагаемая систематика еще очень несовершенна и это становится наиболее очевидным при выяснении деталей патогенеза НМСН. Оказалось, что в группу демиелинизирующих НМСН попадают заболевания, при которых имеется врожденная структурная недостаточность миелина «миелинопатии», в частности, НМСН 1А типа, болезнь ионных каналов глии (НМСН 1Х типа), а также собственно демиелинизирующие полинейропатии.

Используемая в настоящее время рабочая схема систематики НМСН представлена в таблице 1.

В группе НСВН, в отличие от НМСН, нет четкого электрофизиологического или иного критерия, позволяющего выделять отдельные подгруппы заболеваний. По- прежнему в этой группе выделяют изолированные и сочетанные формы НСВН. Используемая в настоящее время рабочая схема систематики НСВН представлена в таблице 2.

Таким образом, несмотря на значительные успехи, достигнутые в области изучения этиологии и патогенеза большого числа НП, их классификация окончательно не разработана. Ее совершенствование будет происходить по мере накопления данных о структуре и функциях белковых продуктов миелиновой оболочки и осевых цилиндров периферических нервов и патогенетических механизмах развития отдельных нозологических форм.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бадалян Л.О., Скворцов И.А., Дунаевская Г.Н. и др. О клинической систематике и диагностике полинейропатий // Ж. невропат. и псих. - 1983. - 3. - с. 1-9
  2. Давиденков С. Н. Проблема полиморфизма наследственных болезней нервной системы. - Л.: Изд-во ВИЭМ, 1934. – 139 с.
  3. Дадали Е. Л. Наследственные нервно-мышечные заболевания: диагностика и медико-генетическое консультирование // Автор. докт. дисс., - 1999. - 35 с.
  4. Иллариошкин С. Н., Иванова-Смоленская И. А., Маркова Е. Д.. ДНК- диагностика и медико-генетическое консультирование в неврологии. - М.: Мед. информ. агент., 2002. – 591 с.
  5. Поляков А. В.
  6. Baraitser, M. The genetics of neurological disorders. – Oxford: Oxford, -1985. – P. 523.
  7. Bouhouche, A.; Benomar, A.; Birouk, N.; Mularoni, A.; Meggouh, F.; Tassin, J.; Grid, D.; Vandenberghe, A.; Yahyaoui, M.; Chkili, T.; Brice, A.; LeGuern, E.. A locus for an axonal form of autosomal recessive Charcot-Marie-Tooth disease maps to chromosome 1q21.2-q21.3 // Am. J. Hum. Genet. – 1999. – 65. – P. 722-727.
  8. Baxter, R. V.; Ben Othmane, K.; Rochelle, J. M.; Stajich, J. E.; Hulette, C.; Dew- Knight, S.; Hentati, F.; Ben Hamida, M.; Bel, S.; Stenger, J. E.; Gilbert, J. R.; Pericak- Vance, M. A.; Vance, J. M.. Ganglioside-induced differentiation-associated protein-1 is mutant in Charcot-Marie-Tooth disease type 4A(8q21) // Nature Genet. - 2002. – 30. – P. 21-22.
  9. Bolino, A.; Muglia, M.; Conforti, F. L.; LeGuern, E.; Salih, M. A. M.; Geor-giou, D.-M.; Christodoulou, K.; Hausmanowa-Petrusewicz, I.; Mandich, P.; Schenone, A.; Gambardella, A.; Bono, F.; Quattrone, A.; Devoto, M.; Monaco, A. P.. Charcot-Marie- Tooth type 4B is caused by mutations in the gene encoding myotubularin-related protein-2 // Nature Genet. – 2000. – 25. – P. 17-19.
  10. Ben Othmane, K.; Middleton, L. T.; Loprest, L. J.; Wilkinson, K. M.; Lennon, F.; Rozear, M. P.; Stajich, J. M.; Gaskell, P. C.; Roses, A. D.; Pericak-Vance, M. A.; Vance, J. M.. Localization of a gene (CMT2A) for autosomal dominant Charcot-Marie- Tooth disease type 2 to chromosome 1p and evidence of genetic heterogeneity // Genomics. – 1993. – 17. – P. 370-375.
  11. Bird T.D., Ott. J., Giblett E.R.. Evidence for linkage of Charcot- Marie- Tooth neuropathy to the Duffy locus on chromosome 1 // Am. J. Hum. Genet. - 1982. - 34. - P. 388-394.
  12. Blumenfeld, A.; Slaugenhaupt, S. A.; Liebert, C. B.; Temper, V.; Maayan, C.; Gill, S.; Lucente, D. E.; Idelson, M.; MacCormack, K.; Monahan, M. A.; Mull, J.; Leyne, M.; Mendillo, M.; Schiripo, T.; Mishori, E.; Breakefield, X.; Axelrod, F. B.; Gusella, J. F.. Precise genetic mapping and haplotype analysis of the familial dysautonomia gene on human chromosome 9q31 // Am. J. Hum. Genet. – 1999. – 64. – P. 1110-1118.
  13. Chance, P. F.; Alderson, M. K.; Leppig, K. A.; Lensch, M. W.; Matsunami, N.; Smith, B.; Swanson, P. D.; Odelberg, S. J.; Disteche, C. M.; Bird, T. D.. DNA deletion associated with hereditary neuropathy with liability to pressure palsies // Cell. – 1993. – 72. – P. 143-151.
  14. Charcot, J. M.; Marie, P.. Sur une forme particuliere d'atrophie musculaire progressive, souvent familiale, debutant par les pieds et les jambes et atteignant plus tard les mains // Rev. Med. – 1886. – 6. – P. 97-138.
  15. Dawkins, J. L.; Hulme, D. J.; Brahmbhatt, S. B.; Auer-Grumbach, M.; Nicholson, G. A.. Mutations in SPTLC1, encoding serine palmitoyltransferase, long chain base subunit-1, cause hereditary sensory neuropathy type I // Nature Genet. – 2001. – 27. – P. 309-312.
  16. Dyck P.J., Lambert E.H.. Lower motor and primary sensory neuron disease with peroneal muscular atrophy // Arch. Neurol. - 1968. - 18. - P. 603-618.
  17. Dyck, P.G., Ohta, M.. Neuronal atrophy and degeneration predominantly affecting peripheral sensory neurons. // Peripheral neuropathy Saunders, Philadelphia. –1975. - P. 791-824.
  18. Gal, A.; Mucke, J.; Theile, H.; Wieacker, P. F.; Ropers, H.-H.; Wienker, T. F.. X- linked dominant Charcot-Marie-Tooth disease: suggestion of linkage with a cloned DNA sequence from the proximal Xq // Hum. Genet. – 1985. – 70. – P. 38-42.
  19. Gillespie, C. S., Sherman, D. L., Blair, G. E., and Brophy, P. J.. Periaxin, a novel protein in myelinating Shwann cells with a possible role in axonal ensheathment // Neuron. – 1994. – 12. – P. 479-508.
  20. Hayasaka, K.; Himoro, M.; Sato, W.; Takada, G.; Uyemura, K.; Shimizu, N.; Bird, T. D.; Conneally, P. M.; Chance, P. F.. Charcot-Marie-Tooth neuropathy type 1B is associated with mutations of the myelin P(0) gene // Nature Genet. – 1993. – 5. – P. 31-34.
  21. Hayasaka, K.; Himuro, M.; Wang, Y.; Takata, M.; Minoshima, S.; Shimizu, N.; Miura, M.; Uyemura, K.; Takada, G.. Structure and chromosomal localization of the gene encoding the human myelin protein zero (MPZ) // Genomics. – 1993. - 17. – P. 755-758.
  22. Hayasaka, K.; Himoro, M.; Sawaishi, Y.; Nanao, K.; Takahashi, T.; Takada, G.; Nicholson, G. A.; Ouvrier, R. A.; Tachi, N.. De novo mutation of the myelin P(0) gene in Dejerine-Sottas disease (hereditary motor and sensory neuropathy type III) // Nature Genet. – 1993. – 5. – P. 266-268.
  23. Ismailov, S. M.; Fedotov, V. P.; Dadali, E. L.; Polyakov, A. V.; Van Broeckhoven, C.; Ivanov, V. I.; De Jonghe, P.; Timmerman, V.; Evgrafov, O. V.. A new locus for autosomal dominant Charcot-Marie-Tooth disease type 2 (CMT2F) maps to chromosome 7q11-q21 // Europ. J. Hum. Genet. – 2001. – 9. – P. 646-650.
  24. Ionasescu, V. V.; Kimura, J.; Searby, C. C.; Smith, W. L., Jr.; Ross, M. A.; Ionasescu, R.. A Dejerine-Sottas neuropathy family with a gene mapped on chromosome 8 // Muscle Nerve. – 1996. – 19. – P. 319-323.
  25. Indo, Y.; Tsuruta, M.; Hayashida, Y.; Karim, M. A.; Ohta, K.; Kawano, T.; Kalaydjieva, L.; Gresham, D.; Gooding, R.; Heather, L.; Baas, F.; de Jonge, R.; Blechschmidt, K.; Angelicheva, D.; Chandler, D.; Worsley, P.; Rosenthal, A.; King, R. H. M.; Thomas, P. K.. N-myc downstream-regulated gene 1 is mutated in hereditary motor and sensory neuropathy-Lom // Am. J. Hum. Genet. – 2000. – 67. – P. 47-58.
  26. Julien, J.-P.; Grosveld, F.; Yazdanbaksh, K.; Flavell, D.; Meijer, D.; Mushynski, W.. The structure of a human neurofilament gene (NF-L): a unique exon-intron organization in the intermediate filament gene family // Biochim. Biophys. Acta. – 1987. – 909. – P. 10-20.
  27. Joseph, L. J.; Le Beau, M. M.; Jamieson, G. A., Jr.; Acharya, S.; Shows, T. B.; Rowley, J. D.; Sukhatme, V. P.. Molecular cloning, sequencing, and mapping of EGR2, a human early growth response gene encoding a protein with 'zinc-binding finger' structure // Proc. Nat. Acad. Sci. – 1988. – 85. – P. 7164-7168.
  28. Kalaydjieva, L.; Hallmayer, J.; Chandler, D.; Savov, A.; Nikolova, A.; Angelicheva, D.; King, R. H. H.; Ishpekova, B.; Honeyman, K.; Calafell, F.; Shmarov, A.; Petrova, J.; Turnev, I.; Hristova, A.; Moskov, M.; Stancheva, S.; Petkova, I.; Bittles, A. H.; Georgieva, V.; Middleton, L.; Thomas, P. K.. Gene mapping in Gypsies identifies a novel demyelinating neuropathy on chromosome 8q24 // Nature Genet. – 1996. – 14. P. 214-217.
  29. Mitsubuchi, H.; Tonoki, H.; Awaya, Y.; Matsuda, I.. Mutations in the TRKA/NGF receptor gene in patients with congenital insensitivity to pain with anhidrosis // Nature Genet. - 1996. – 13. – P. 485-488.
  30. Mersiyanova, I. V.; Perepelov, A. V.; Polyakov, A. V.; Sitnikov, V. F.; Dadali, E. L.; Oparin, R. B.; Petrin, A. N.; Evgrafov, O. V.. A new variant of Charcot-Marie-Tooth disease type 2 is probably the result of a mutation in the neurofilament-light gene // Am. J. Hum. Genet. – 2000. – 67. - P. 37-46.
  31. Matsunami, N.; Smith, B.; Ballard, L.; Lensch, M. W.; Robertson, M.; Albert-sen, H.; Hanemann, C. O.; Muller, H. W.; Bird, T. D.; White, R.; Chance, P. F.. Peripheral myelin protein-22 gene maps in the duplication in chromosome 17p11.2 associated with Charcot-Marie-Tooth 1A // Nature Genet. – 1992. – 1. – P. 176-179.
  32. Nicholson, G. A.; Dawkins, J. L.; Blair, I. P.; Kennerson, M. L.; Gordon, M. J.; Cherryson, A. K.; Nash, J.; Bananis, T.. The gene for hereditary sensory neuropa-thy type I (HSN-1) maps to chromosome 9q22.1-q22.3 // Nature Genet. – 1996. – 13. – P. 101-104.
  33. Roa, B. B.; Dyck, P. J.; Marks, H. G.; Chance, P. F.; Lupski, J. R.. Dejerine-Sottas syndrome associated with point mutation in the peripheral myelin protein 22 (PMP22) gene // Nature Genet. – 1993. – 5. – P. 269-273.
  34. Slaugenhaupt, S. A.; Blumenfeld, A.; Gill, S. P.; Leyne, M.; Mull, J.; Cua-jungco, M. P.; Liebert, C. B.; Chadwick, B.; Idelson, M.; Reznik, L.; Robbins, C. M.; Makalowska, I.; Brownstein, M. J.; Krappmann, D.; Scheidereit, C.; Maayan, C.; Axelrod, F. B.; Gusella, J. F.. Tissue-specific expression of a splicing mutation in the IKBKAP gene causes familial dysautonomia // Am. J. Hum. Genet. – 2001. – 68. – P. 598-605.
  35. Tooth, H. H.: The Peroneal Type of Progressive Muscular Atrophy. - London.: H. K. Lewis, 1886.
  36. Timmerman, V.; De Jonghe, P.; Ceuterick, C.; De Vriendt, E.; Lofgren, A.; Nelis, E.; Warner, L. E.; Lupski, J. R.; Martin, J.-J.; Van Broeckhoven, C.. Novel missense mutation in the early growth response 2 gene associated with Dejerine-Sottas syndrome phenotype // Neurology. – 1999. – 52. – P. 1827-1832.
  37. Zhao, C.; Takita, J.; Tanaka, Y.; Setou, M.; Nakagawa, T.; Takeda, S.; Yang, H. W.; Terada, S.; Nakata, T.; Takei, Y.; Saito, M.; Tsuji, S.; Hayashi, Y.; Hirokawa, N.. Charcot-Marie-Tooth disease type 2A caused by mutation in a microtubule motor KIF1B-beta // Cell. – 2001. – 105. - P. 587-597.

Problems of hereditary polyneuropathy classification

Dadali E.L., Ugarov I.V., Sharkova I.V., Kirilenko N.B.

RSMU, (095)433-71-40

SUMMARY

We discuss the problems that ause during classification of hereditary neural diseases. We're examining evolutionary stages of its classification giving the examples of heredi- tary polyneuropathies. We provide the modern classification of hereditary polyneuro- pathies and propose examples of its creation and editing.




Web-портал, посвящённый инновационным медицинским биотехнологиям и вопросам использования компьютерных технологий в системе практического здравоохранения Медицинский кодекс врачей Рунета MedLinks - Вся медицина в Интернет Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru
Рассылка 'БИОИНФОРМАТИКА' Рассылка 'Новости сайта IUGAROV.COM'
Designed by Igor V. Ugarov

Copyright © Igor V. Ugarov Last update: 22/04/2008 http://www.iugarov.com

При использовании материалов сайта в Интернет, гиперссылка (hyperlink) на сайт http://www.iugarov.com с указанием авторов материала обязательна.


Баннерная сеть Медицина и здоровье

Баннерная сеть Медицина и здоровье